О терминах

Леонид Владимирович!

Русский язык развивается активно! Будучи не лингвистом, профессионально и детально подтвердить не смогу. С другой стороны, время таковое, когда в сегодняшнем мире все языки развиваются и меняют понимания слов. Ваше обращение к терминологии (сам об этом как-то не задумывался), обнаружило во мне интерес-любопытство.

Мои понимания в том порядке, как записал вопросы с Ваших слов по телефону.

1. Самосознание и идеология. Идеология? Я скопировал свои размышления-понимания на эту тему из «Трактата о гражданской войне в России». «Идеология — это стратегия, доктрина, определяющая и влияющая на формы поведения как внутри общества, так и во вне. Идеологию можно заимствовать, а можно взрастить. Идеология должна быть предельно простой, что бы понималась всеми и без искажения. Идеология должна оставлять место и пространство для конкретного саморазвития и самовыражения каждого члена общества. Её нельзя ограничивать. Идеология – это одновременно и разум, и положительная эмоция. Идеология – это «выстроенный сначала на бумаге маршрут» достижения всеобщих благ-целей, где имеется внутренняя последовательность и своя взаимосвязь, как правило, не сиюминутных событий. Правильная идеология обязательно включает в себя положительные фазы её осуществления. Под положительными фазами мы понимаем простое человеческое счастие: отдельно личное счастие и отдельно всеобщее счастие.» Самосознание? Это результат внутреннего духовного роста индивида.

2. Идеология и априорное мышление. Буду отталкиваться от цитаты академика Л. Блюменфельда из его работы «Размышления о науке и религии». Там он писал: «Наука в своём развитии всё более приобретает характер религии: растёт число априорных, принимаемых на веру утверждений». Как бы возникает предел этих исследований. Физический мир не меняется. Меняется отношение к нему. При всё увеличивающемся финансировании научных разработок, сокращается количество разработок «по делу», требующимися всему человечеству, а не отдельным дисциплинам (финансирование себя). Науки «занаукообразились». Занимаются наукой ради науки, а не истины (см. поз.7), особенно заметно на примере медицины (в России из 10 диссертаций – 8 медицинские, а люди меньше болеть не стали). Парадоксально, но наука отрывается от жизни. Как следствие такого подхода то, на что указывает Л. Блюменфельд. Научить (от слова «наука») может сапожник: как шить сапоги, научить может пекарь: как выпекать хлеб — вот они учёные, их учили и они могут научить. Чему может научить врач? Он лечит, на самом деле, либо по предписанию (шпаргалке), либо наугад, самоуверенный, но внутри заблудившейся медицины, в согласии общего врачебного сообщества. Сегодняшние «учёные» — в лучшем случае исследователи. Ими нарушена парадигма, преемственная передача мировых знаний (Авиценна, Гиппократ, Гален). А вот духовенство продолжает владеть преемственностью. Им (учёным) не чему учить (в лучшем случае могут учить методологии процесса исследования). Они не Учителя. Однако, как-то поддерживать своё реноме надо – вот и стали «априорить» как духовенство. В моём понимании сегодняшнее априорное мышление: это кому и когда как выгодно спрятать свою ненужность, никчёмность (сюда не входит религия и теософские учения, как то буддизм, искусства, а также поэзия в высоком понимании, которая может быть выражена прозой).

3. Свобода и безопасность. Эти слова не синонимы. Безопасность всегда от чего-то или кого-то. Угроза безопасности сформирована в прошлом. Свобода, это теперешнее состояние материальной и мировоззренческой ситуации и её вектор направлен в будущее, чаще всего на предварительное устранение ограничений, которые в том числе могут привести к угрозе безопасности. Свобода в разы более обширное понятие, чем её антоним опасность. Понятие «свобода» коррелируется с понятием «счастие». Понятие и понимание счастия главный императив моих собственных личных поисков. Результатом этих поисков стали программные работы (Вам их выслал электронной почтой): «Счастие и демократия в России», «Трактат о гражданской войне в России», «Четыре источника, четыре составные части марксизма».

4. Феодальное и поместное владение. Феодальное владение: европейское понимание собственности – на движимое и недвижимое имущество. Постулат тех времён: «Вассал моего вассала не мой вассал». Это перешло на правовые вопросы, в том числе и современность, когда при судебных разбирательствах в обвинениях к ответчику, отсекаются позиции претензий самого ответчика к третьим лицам. Имеется утверждение, что это корни римского права. Феодальное владение, расположено в структуре феодальных отношений – выстроенной системы опосредованного руководства государством: ступенчатое перекладывание исполнения или ответственности вверх и вниз. Вот что точно: это не иерархия, в иерархии непосредственное подчинение и централизация. Этого не хватало средневековому западному сообществу, что прекрасно компенсировалось участием в его жизни Ватикана. Феодальное владение, как структура, перенеслось на взаимоотношения капиталистических структур. Примером являются организации «дочерних» и «внучатых» фирм. Посмею сделать утверждение: «Капиталистические отношения, в том числе империалистические – явления, не распрощавшиеся с прошлым феодального владения». В сегодняшнем международном экономическом, политическом и социальном тупике — вылезает ещё тот феодальный перекос. Поместное владение: русский вариант средневековых отношений, установившиеся во время правления Иоанна Грозного, но как форма хозяйствования. Поместное владение – реакция государственной власти на систематическую западную агрессию (военную, торговую и идеологическую).
Корень различия здесь: хозяйствование и экономика. Природа поместного владения в том, что нет экономической возможности содержать армию государством; обременение содержания (хозяйствования) перекладывается на новый слой «служивых» людей, которым розданы прежние земли удельных князей и бояр (на местах, отсюда и термин). Это революция внутри феодального строя (опричнина). Преимущества поместной системы перед феодальным землепользованием в сквозном подчинении. Это условие существования централизованного государства в средние века. Всё тоже самое, но другими словами: феодальное владение — это лавирование интересов феодала между сюзереном и вассалами; поместное владение — это условие использования владения в государевых интересах, и только, а как там дальше с личным обогащением, в чём собственно интерес самого помещика: крутись и думай сам помещик. В сегодняшнем Российском государстве передали после приватизации активы олигархату: вопрос – во имя чего? Вот разница с русским средневековым временем: из какого «кармана» финансируется армия. Армия содержится на налоги граждан, минуя олигархат. Тогда вопрос: в чём смысл организации и содержания олигархата? Другой ракурс рассмотрения этого же: у государства не один «карман», для чего эти «карманы» созданы? Всё сказанное указывает, что в современной России мешанина уходящих в Средние века истоков как русских, так и западных; иначе это как «сидением на двух исторических стульях» не назовёшь.

5. Человек: субъект или объект права? Очень далёк от правоведения. Подозреваю, что и то и другое. Ваш вопрос меня «пригвоздил». Сразу вспомнил свой контакт-конфликт с Клычковым (руководителем фракции КПРФ в Мосгордуме). Понимание этого вопроса тогда, в разговоре с ним, вероятнее всего повернуло бы этот разговор в другую плоскость. Теперь этот вопрос «Человек: субъект или объект права» во мне «сидит», разве что ещё не снится.

6. Реальность и действительность. Чувствую некоторое различие. На сегодняшний период моего развития они синонимы.

7. Правда и истина. Слова М. Шолохова: «Правда не должна стать похожестью, подобием, поверхностью, натурализмом. Правда, а за ней истина.» Моё прочтение терминов правды и истины расположено в шолоховском понимании. Говоря правду – нет другой цели, как достижение истины.

8. Мораль и нравственный императив. Для меня мораль и нравственность – слова синонимы (должны синонимы всё же быть в русском языке). Применительно ко мне, подходит понимание слова «императив», как установленный принцип поведения. В таком случае: мораль и нравственность остаются синонимами, а императив только одна из граней морали-нравственности.

9. Парадигма понятий морали и нравственного императива: они понятия одного поля или в тексте противоположностей? Для меня парадигма – это парампара, но в мире науки (то, чего нет сегодня). От того, что как только перейдём в нравственные и духовные «коридоры», в религию – это будет парампара. По мне парампара (санскрит) древний термин в духовной области, парадигма (греч.), её эквивалент в физических и точных науках. Парампара жива. Термин «парадигма» насилуют. «Нить» истинных научных знаний, на что указывает сегодняшний тупик общества — утрачена.

28 ноября 2016 года

Вячеслав Гузиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>