Знаки препинания в Истории

(скобки и кавычки как литературные приёмы дополнения и наполнения политических терминов: — событиями дворцовых переворотов XVIII века, — исследованиями последствий этих переворотов А.С.Пушкиным в XIX веке, — реалиями нашего времени).

«Нравственная цель, достигаемая безнравственными средствами, превращается в свою противоположность. Это событие называется: отождествление понятия.»

«Смысл писать, когда есть что сказать.»

Леонид Владимирович Тазьба
(современный скульптор и архитектор)

ОБОЗНАЧЕНИЕ ЦЕЛИ.
Стало модным называть Октябрьскую революцию – переворотом. Согласимся с этим отчасти, как перевод слова на русский, хотя в русском языке слово получило другое наполнение. Олицетворением понятия переворотов был XVIII век, который так и именуют: «период дворцовых переворотов», есть его второе название: «эпоха просвещения» — видимо, эти два понятия в чём-то синонимы. Февральская революция — промежуточное состояние между чередой «полновесных» дворцовых переворотов, выступлением декабристов, манифестами 1861 года и Октябрьской революцией, звучащей именно в русском понимании. Такое промежуточное состояние — результат участия политик европейских государств в наших переворотах за степень влияния на Россию к позднейшей изоляции России в XX веке, принявшей форму «железного занавеса», а сейчас в XXI веке, выраженной планомерными санкциями.

«Чудеса» переворотов, удавшихся и неудавшихся, есть «лакмусовая бумажка», которая указывает, нет, не на революционную ситуацию, а на предварительно плохое состояние политического здоровья. Предысторией двух революционных событий 1917 года, как раз, является рассматриваемый нами период дворцовых переворотов, который вовсе не формировал революционные события, а лишь издалека запутывал то, по чему потом, эти две революции «рубанули» и не могли «не рубануть». А вот после Октябрьской революции не оставалось причин, по которым можно и следовало бы «рубануть», и это важно: враньё внутри страны революцией было исчерпано, прекратилось запутывание. Отсутствие устранённых причин раскрыли возможности для продолжительного и созидательного развития государства, а это самое главное.

Автор не претендует на исчерпывающие объяснения природы революции и природы переворота. Он, скромно, задался целью всего лишь литературными средствами выявить разницу между революцией и переворотом – считая это достаточным, а что из этого вышло — судить читателю.

ПРЕДИСЛОВИЕ.
Представленная работа — изложение, но творческое, главы книги Натана Эйдельмана «Твой 18-й век» издательства «Мысль» 1991 года.
Как историк, Эйдельман набрал потрясающий материал периода «дворцовых переворотов» и представил интересную трактовку событий. Натан Эйдельман писал: «очень многое, начавшееся 200-250 лет назад, завершается или продолжается сегодня…» — продолжается процессом запутывания. Запутывание продолжается от недопонимания различия между революцией и переворотом. Автор не историк, у него нет персонального наработанного архивного и библиотечного фонда. По этой причине он принял необычную форму выражения своего взгляда: материал и факты – Эйдельмана (для достоверности), а выводы – автора (для раскрытия понимания).

Ретроспективно сопоставляются: комментарий текста из книги Эйдельмана, относящийся к эпохе дворцовых переворотов; отношение к этим переворотам и вытекающим из них событий – Пушкина; далее аналогии, с комментариями автора, сначала тех далёких дней, а потом современности. Все вместе, эти три комментария, позволяют раскрыть смыслы понятия революции и понятия переворота.

ОТ «ЭЙДЕЛЬМАНА».
Одним из отличий политики Петра I было в том, что он своей волей внедрился, вошёл в политику Европы: до него было одностороннее влияние Запада на Россию, что Европу устраивало. Пётр предусмотрительно не ждал поступков с Запада, действовал опережающее, что выразилось в военной и дипломатической последовательности по возврату России выходов к морям, а также изучении их наук и ремёсел. Он выбрал путь: разобраться с Европой теми достижениями, которые она (Европа) освоила ранее России, которые выработала и накопила в течении продолжительного времени на основе использования российских ресурсов. Тем самым Пётр I восстанавливал равновесие между Европой и Россией, что так не нравилось и не нравится Западу ни тогда, ни сейчас.

Обращаем внимание, что этот процесс восстановления равновесия, по западной мерке Европой и Америкой, почему-то расценивается как агрессия с нашей стороны. В этом заключается извечная изворотливость политики Запада. Восстановление равновесия – именно тот идеологический потенциал, который, до сегодняшних дней со стороны России, всё ещё не реализован.

После смерти Петра политики европейских стран снова, в одностороннем порядке, стали на нас «надавливать». Преемника Пётр не оставил, возможно не дали оставить. Пётр был не столь наивен, чтоб это не предвидеть: но так было кому-то выгодно. Так была обставлена, не нужная русскому народу, политическая интрига (а по сути шантаж) на сто лет вперёд с «игрой» в «права на престол». Поскольку Пётр сам определял внешнюю политику, а в Европе по этому поводу были противоположные мнения: вот и представился «удобный случай своевольничать» — смерть императора. Отношение к этому было и есть, до сих пор, помалкивать и «тихо» оттуда нам «назначать императоров» — аналог теперешних цветных революций. Почему «тихо»? Да по подлой причине — такое событие тянет для нас на «особливый», регулярно повторяющийся переворот, который даже переворотом называть не принято, организованный из «вне», а там, в Европе это устраивать и скрывать любят и умеют. Цель: система вранья, ими у нас, уже тогда была доведена до совершенства.

Внутриполитическое устройство тех лет было таково, что двор был «государством над государством». Политическим результатом деятельности тотального вранья стала организованная система дворцовых переворотов.

Перейдём к историческим иллюстрациям обозначенного периода.
Жена Петра I, занявшая престол и правившая два года, была непонятной национальности, непонятного происхождения и без какого-либо образования, в силу ограниченности и зависимости, держалась не русской, а «про-немецкой» политики: ей (или «им», а это всё равно) было так проще — в отличии от Петра Первого, который контакт с европейскими государствами использовал для развития страны.

После Екатерины I, жены Петра, три года правил внук — Пётр II. Потом десять лет, приехавшая из Курляндии племянница Петра I, Анна Иоанновна с фаворитом Бироном – они все были тоже «про-немецкой» ориентации. После неё «вступает» на престол, в возрасте двух месяцев и пяти дней и «правит» всего один год, государь Иван Антонович. Его мать, Анна Леопольдовна, родная племянница Анны Иоанновны. Отец – немецкий принц Антон-Ульрих Брауншвейгский. Как же всё нудно, запутано и, по человечески, «никчёмно», но в тоже время «по-немецки»: обстоятельно режиссированная «игра» в «права на престол». По суммарной продолжительности, после Петра Первого, их правления составили 16 «немецких» лет.

Переход трона у них, от одного к другому, — своего рода череда последовательных мини переворотов. Почему квалифицируем так, потому что интересов России не выражали, все происходили в русской стране, но под «немецким зонтиком». Естественно, вокруг двора были люди, которым это не нравилось. Ими были гвардейцы Преображенского полка, ориентированными на «дщерь Петрову». Нашёлся кто должен был их возглавить и профинансировать. «Случайно» им оказался маркиз де Шетари – французский посол, задачей которого было ослабить немецкое влияние и упрочить французское – о русском влиянии при дворе и речи нет, даже выразителей такого мнения не знаем. «В нужный день в Преображенские казармы доставляются винные бочки – бравые гвардейцы поднимают на руки любимую Елизавету, входят в спящий дворец Ивана Антоновича без всякого кровопролития… Разве что кому-то свернули скулу или кого-то сбросили с лестницы. Итак, является Елизавета и объявляет «царям» из Брауншвейгского семейства, что они больше не цари, но – жить будут…» (Н. Эйдельман «Твой 18-й век» из-во Мысль 1991г. Стр. 53-54).

Елизавета Петровна на 21 год ослабила в России влияние немецкое и установила французское. У дочери Петра не было прямых наследников – с нею, история со «смертью Петра», как переворот, повторяется.

После её смерти на престол восходит Пётр III и 25 декабря 1761 года объявляет «Вольность дворянству» !!! (Три восклицательных знака, а смело можно поставить три вопросительных или другое сочетание знаков препинания – смысл поменяется мало).

Пётр III, «как не крути, всё немец», царствует полгода, но успевает довольно резво развернуть политику обратно, в сторону Пруссии. Такого результата удалось достичь благодаря тому, что свободу получили полтора процента населения России, что дополнительно создало внутриполитическое напряжение: крестьяне стали ждать свободу себе. Напряжение усугубилось тем, что дворяне, вчерашние подневольные, возвращаясь освобождёнными в свои поместья, начали лютовать над крестьянами: другому не обучены. Гвардейцев вольность устраивала, на этом была выстроена внутри двора политика, проводимая партией Петра III. Не желаемый разворот (по сути переворот) компенсируется «дворянской вольностью». Строилась балансировка, равновесие «стратегий»: позиция «про-немецкая», в пику «про-французской».

«Вольность дворянству» — кому-то долгожданная возможность, как повод — но чего? Жена Петра III, Екатерина, по национальности немка, исключительно по личным причинам презирала мужа. Она ищет себе возможность и сторонников (сообщников) — обращается, к противоположной политике «качнуть» сложившуюся балансировку сил в обратную сторону, к «про-французской ориентации». В своём дневнике она записывает: «Для меня это было довольна-таки безразлично, но далеко не безразличной была для меня русская корона». В заговоре против мужа, Екатерина обещает удалить немцев (вот смысл переворота).

Екатерина «играет про-французскую» партию и вынужденно «играть» ей придётся 34 года, до последних дней жизни своей — таковы условия политической «игры» в «права на престол», а прав на престол — никаких. «Про-французская» партия была при власти, за вычетом времени правления Петра III — 55 лет.
Из выше написанного, выглядит естественным, что Павел, сын Петра Ш и Екатерины II, по понятным причинам, содержавшийся матерью «в теле» дольше разумного времени (условия политической «игры»), когда подойдёт конституционное время всходить на престол, и будучи при этом отодвинутым от него, а в то время факт женитьбы царевича рассматривался как предшествующее событие восшествия на престол, будет представителем «про-немецкой» партии. Екатерина II изначально это понимала и планировала, для этого воспитателем наследника Павла назначила Панина и неспроста, которого наследник чтил и уважал.

Екатерина II сама, искусно, формировала партию Панин – Павел («про-немецкую»), но совсем другую «про-немецкую» партию, не столь ей опасную как брауншвейгскую. Она (Екатерина) «просчитала», что вновь сформированная партия, делая ставку на Павла, будет вперёд оберегать её от всё ещё живых «брауншвейгских претендентов», имевших на престол больше прав чем она и, тем более, чем Павел. Наличие двух «про-немецких» партий, делало одну из них резервной для непредвиденных обстоятельств (переворотов). «Зарезервированная про-немецкая» партия потом явилась «переворотным материалом» для выступления декабристов. (Истоки робкого движения декабристов обращались к брауншвейгским принцам-узникам. Моральные потуги декабристов это копание в «династических обносках», та самая «игра» в «права на престол», которой управляли из Европы, «игра» время которой хронологически завершалось — в Европе уже бродил «призрак» коммунизма, наступало время начинать «играть» по новому, по другому, в «демократию». Движение декабристов – слепое копирование прежних политических приёмов – уже переставших воздействовать, переставших быть идеологией. Эти приёмы переродились в психологию; а раз так — оно было обречено.)

29 сентября 1773 года (запомним эту дату) Екатерина II жалует графу Никите Ивановичу Панину «звание первого класса в ранге фельдмаршала, с жалованием и столовыми деньгами». Событие происходит в связи с бракосочетанием Павла Петровича. От бракосочетания до восшествия на престол прошло 23 года. Ой как заждалась «про-немецкая» партия!

Панин не скрывал, что его политические взгляды — ограничение самодержавия и контроль императорской власти. Ещё в 1762 году, сразу по приходу к власти Екатерины II, эти взгляды, подготовленные Паниным – она подписала и дальше могла их осуществить реформой, но вскоре манифест порвала – постарались советчики из «про-французской» партии («женские метания»).

Панин, после неудачи с манифестом, сохраняет высокие посты. По совокупности занимаемых должностей, в течении 20 лет, он был тем, что позже назовут министром иностранных дел (вот оно придворное «равновесие политических весов», так отличающееся от другого равновесия, которое выстраивал Пётр Первый). Политическое равновесие внутри России стало регулироваться Европой, а политическое равновесие Европы регулировалось из России: они были «сообщающимися сосудами». Природой проявления этих «сообщающихся сосудов» внутри России, стала система переворотов. Вот Панин и готовил заговор против Екатерины, чтобы изменить степень возможностей этих регулировок и Павел в заговоре (готовящемся перевороте) участвовал, а по раскрытию заговора повинился матери.

Факт свадьбы Павла не стал предварительным шагом к восшествию на престол (это был, для «про-немецкой» партии, неудавшийся переворот). Для подстраховки «про-немецкая» партия готовила вариант с Пугачёвым, который параллельно был ими запущен. Чем не детективный сюжет в духе Александра Дюма?!

Восстание Пугачёва – это не война, это подготовка переворота с «нажимом» на «про-французскую» партию в форме войны, где «нападающей стороной» была «про-немецкая» партия – указывает на весьма «тонкую» психологию политических «реверансов» за изменение политического равновесия. Выставленная напоказ персона Пугачёва, провозгласившего себя Петром III, который «не успел дать вольность крестьянству», был всего лишь сценарием-репетицией продвижения на престол Павла. Не было в Российской истории более подготовленного кандидата на престол чем Павел. Воспитывался долго, целенаправленно и качественными «про-немецкими» учителями. До восшествия проделал скрупулёзную работу по подготовке новых законов. Противоположной стороне, «про-французской», теряющей привилегии, сначала было выгодно оттянуть его коронацию, а потом представить дураком — чтобы быстрее забылось отцеубийство (с «ума сойти»: переворот на перевороте). Противоборствующими сторонами Павлу I были: сначала мать Павла I — Екатерина II, потом сын Павла I — Александр I!

Форма деятельности «про-немецкой» партии – масонские ложи. Они уже тогда подозревались в революционных замыслах. Позже, в возрасте 42-х лет, придя к власти, Павел не собирался их ограничивать, а наоборот, провозгласил себя магистром ложи (подтвердил потом, тогда готовившийся переворот).
29 сентября 1773 года (вспоминаем) Екатерина жалует Панина, и в это время, за две тысячи вёрст, является убитый император Пётр Фёдорович (Пётр III) — является Емельян Пугачёв c воззванием. Эти два события из жизни, едва ли не ежедневно видящих друг друга, Екатерины и Панина – ни что иное, как изящество искусства «политического фехтования» на разных «дистанциях», от сверх коротких до сверх длинных.

«Про-немецкой партией» для, вовсе не цели, а средства восстания искалась личность и личность нашлась. За четыре месяца до свадьбы Павла I, Пугачёв совершает шестой побег из Казанской тюрьмы. 15 сентября Пугачёв заявляет себя Петром III. 17 сентября у Пугачёва 70 человек, 18-го – 200, 19-го – 400. 5 октября имеет 2,5 тысячи и начинает штурмовать Оренбург. Зимой с 1773-го на 1774-й у Пугачёва десять тысяч человек. Через 60 лет воззвание Пугачёва прочёл Пушкин: «Первое возмутительное воззвание Пугачёва к яицким казакам есть удивительный образец народного красноречия, хотя и безграмотного. Оно тем более подействовало, что объяснения, или публикации Рейнсдорпа, были писаны столь же вяло, как и правильно, длинными обиняками, с глаголами на конце периодов.» (Н.Эйдельман «Твой 18-й век» стр.97). Поэт увидел в воззвании немецкие «орфографические уши».

Пётр III, на самом деле Пугачёв, и обратно подразумевается Пётр III – в то время они слились воедино — дал вольность дворянству, потом его свергли. Стало быть не успел дать вольность народу, а народ понимал именно так, понимал без кавычек. С народом «играть» в кавычки нельзя!

Если самозванство «народный импульс», то руку на пульсе России держали на свадебных торжествах в Петербурге, понятно в чьих интересах. Правительственные войска возглавлял сначала Бибиков, а потом младший брат Никиты Панина – генерал Пётр Панин.

Брат Панина допрашивает схваченного Пугачёва: «Как же смел ты, вор, назваться государем?». «Я не ворон, а воронёнок, а ворон-то ещё летает.» Игра слов на уровне народного красноречия — понятна всем. Явствует обречённость Пугачёвым, но какое самообладание и достоинство! Причём «ворона» не выдал.

Пугачёвские войска можно разбить, но останутся причины. Устранить причины можно реформами, которые разорвала Екатерина. Подавляя восстание, не Пётр, а Никита Панин должен был стараться. Готовя восстание и подавляя его — он старался. Всё это является продолжением «политического фехтования» между Екатериной II и Никитой Паниным, между «про-французской» и «про-немецкой» политиками. Почему, вроде бы благородные идеи Панина, в итоге не срослись в реализацию манифеста? У госпожи Истории, промыслительно, свои взгляды на закономерности и превратности судеб государств. На тот период ограничивать в России самодержавие в пользу дворянства было рано, действующее крепостничество крестьян задерживало процесс государственного развития, а может, «про-французская» партия умышленно затягивала происходящее? В противном случае, у нас, как в Польше, развилась бы шляхетская вольница, которая государству пользы не принесла, а вот с ней потерять целостность, а затем независимость — запросто. Возможно это и было целью «про-немецкой» партии?

Резюме: «Многие свидетели, описывая восшествие Павла на престол, пользуются словами, пригодными к описанию захвата, переворота, революции.» (Н.Эйдельман стр.173).

До смерти бабки, Екатерины II, Александр – слюнтяй: всё выбирал с кем ему быть — с бабкой или отцом, с «французами» или с «немцами». Сделав выбор в пользу «французов», оказался в конфузе после Наполеоновского нашествия. Дальше лавировать между направлениями европейских политик (а сюда добавилось ещё влияние Англии, которой Александр «подыграл», не послушавшись доводов Кутузова, рекомендовавшего французов не преследовать по территории Европы, тем самым не усиливать Англию) не представлялось возможным: выход нашёл – «лукавая смерть» и дальнейшая жизнь под именем Фёдора Кузьмича. Такой уход из политики напоминает предновогоднюю отставку Ельцина!

ОТ «ПУШКИНА».
Малоизвестные факты ссылки поэта в Михайловском: там, в соседнем селе проживал Пётр Абрамович Ганнибал, который показал двоюродному внуку тетрадь (ой какой документ!), написанную на немецком сорок лет назад: «Awraam Petrovitsch Hannibal war wirklich dienstlleistender General Anschef in Russich Kaiserlichen Diensten…» — и разрешил сделать выписки. Через год дед умирает, и Пушкин начинает «Арапа Петра Великого». Указанная тетрадь являлась переписанной копией с ранее написанной на французском языке автобиографии прадеда. Чем отличалась немецкая тетрадь от французской, Пётр Абрамович передал на словах, которые Пушкин внёс в свою автобиографию. Гений слова получил информацию невероятных политических последствий!

Пушкин, прочитав тетрадь, выяснил, что ссылка «с оковами» Ивана Антоновича и убийство Петра III – страницы борьбы за престол, но не внутренних, а внешних проявлений, содержавшими сведения о влиянии на Россию разных политик. Эти сведения были весьма важны, раз французский вариант прадед сжигает из опасения, а позже правнук сжигает собственную автобиографию в конце 1825 года тоже из опасения. Факт сжигания автобиографии подтверждает его связь с декабристами и указывает на реальность доводов тетради двоюродного деда на дальнейшие события с возможностями использования этих доводов (для переворотов), между идеологически борющимися за Россию Францией и Германией и временно остающейся «в тени» Англии, примериваемыми на XIX век.

Автобиография Ганнибала – прадеда Пушкина — содержала многое неизвестное и на сегодня, и на 30-е годы XIX века. Она имела такое же важное значение, как и записки самой Екатерины, хранившиеся в августейшей семье. Проницательный читатель, обрати внимание, какой пласт исторических материалов попал в руки Пушкина. С учётом литературного мастерства, его будущие творения представляли потенциальную опасность.

Пушкин извещает шефа жандармов Бенкендорфа о желании написать историю Петра Первого и его наследников до Петра III — и это после успеха «Капитанской дочки»!

Все муссированные причины дуэли с Дантесом – «отвлекающие манёвры». На Пушкина был госзаказ. Одновременно, истинные причины дуэли указывают на нерешённые и неспешащие решаться сложившиеся потребности в обществе, выраженные общегосударственным хозяйственным бездействием правительственного аппарата, длившимися до окончания Крымской войны.

ОТ АВТОРА.
Рассмотрим экономический и социальный фон внутри России в 1770-е годы. Было ухудшение положения крестьян, горных рабочих, башкир, татар, уральских казаков. Барщина и оброк увеличиваются вдвое, втрое. Жить становилось хуже. Имелась потребность в новом правителе Петре III или его сыне Павле. Образ Петра III гулял в Заволжье и на Урале. Само собой, такое не случается. Образ готовили. Пушкин описывал о пяти самозванцах, принимавших имя Петра III. Исторической науке известно около 40 лже-Петров III.

После Пугачёвского восстания заработная плата уральских рабочих выросла вдвое. Вот только об угнетаемых в ходе восстания никто не думал. Здесь чистое совпадение: гнёт самодержавия на Урале смягчился не народными выступлениями, а придворными интригами, разыгравшими восстание, замешанными на внешней политике.

Вернёмся в современную Россию с сокращающейся минимальной потребительской корзиной, с отсутствием процесса развития внутригосударственного хозяйственного механизма и отсутствия достаточного количества мест приложения труда (скрытая безработица). Общее положение усугубляется «доением» народа в форме: повышения цен, налогов и стоимости оплаты услуг ЖКХ. Неразрешённые потребности, пусть и другие, отличные от XVIII века и начала XX века – снова «на повестке дня» — не устранены.

Приходится констатировать, что накануне выборов 2018 года, до этого единственная реальная альтернатива действующему президенту, зримо деградировала.

В передовице информационного бюллетеня «Правды» за январь-февраль 2017 года «К гражданам России», газета нашла силы признать, что партия находится в состоянии упадка. Цитирую: «Предлагаем немедленно начать самое широкое обсуждение программы вывода страны из кризиса и всех возможных кандидатур в наших организациях, среди друзей и союзников, с каждым, кто готов участвовать в выработке новой политики.» За год до выборов начинать вырабатывать программу и искать пути выхода из тупика поздно — чем вы товарищи-господа, думцы-коммунисты занимались с 1991 года? Указанной цитатой из информационного бюллетеня, руководство КПРФ, в глазах народа, прилюдно, само себя высекло. Посему на выборах, опять, будет не соревнование мысли, а тупая борьба за голоса, и часть этой вины на руководстве компартии.

В России двадцать первого века, в «политическом фехтовании», изящными видами оружия уже не пользуются: дерутся «дубинами телевидения», а также «цепями и заточками средств массовой информации». С чего так? Да от того, что во внутренней политике полный «затык», а в заверениях правительства – «молочные реки, да кисельные берега» — переубеждают грубо, навалом чуждой информации. Стало быть грядут события, но какие?..

Сложившаяся запутанность, по аналогии далёких лет (дворцовых переворотов), характеризует деятельность сегодняшнего кабинета министров, но совсем в других условиях. Однако причины те же. Тогда, в XVIII веке, балансирование между двумя внутренними ориентирами (то были «про-немецкое» и «про-французское» направления политик). Сегодня, балансирование между «дескать внешним» и «дескать внутренним» курсами правительства: ненужные народу «успехи» на международной арене по присоединению Крыма и военных операций в Сирии и их псевдопротивовес во внутренней политике, в виде отсутствия прогрессивных решений развития народного хозяйства.

Напоминаем: ту прежнюю запутанность окончательно «рубанули» две революции – как развяжется ситуация сейчас…? За год до выборов, единственным реальным кандидатом на пост президента России остаётся, хотим мы или не хотим, Путин! В помощь ему, или любому новому лидеру, а подразумеваем в помощь России, как наказ, как выход из сложившегося положения по устранению потребностей, предлагаем путь, который естественно вытекает из предшествующих российских исторических процессов. Охарактеризуем их тезисными определениями (тезисными периодами). Действовавший в XVIII веке тезисный период «прав на престол» с его противовесом — «игр» в «права на престол», был заменён последующим тезисным периодом, начавшемся в XIX веке и завершающимся сегодня: борьбой за демократию и её противовесом-антиподом — «играми» в борьбу за «демократию».

Навязанная тогда «игра» в «демократию» – уже исчерпала себя. Если в период «игр в права на престол» мы наблюдали дворцовые перевороты под «немецким зонтиком», то в «демократический период» сначала наблюдали череду смен Генсеков в СССР (хронологически это было после 1953 года) и потом череду смен Председателей правительства при Ельцине; последние перевороты происходили под «американским зонтиком». В последних сменах даже сложно определить (запутались донельзя), как писать слово «демократия» в кавычках или без. Меняются времена, меняются и «игры», но остаётся смысл всех подобных «игр» – навязать России мнение Европы.

ОЧЕРЕДНЫЕ «АПРЕЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ».
Чем будет характеризоваться новый наступающий тезисный период и каково его предназначение — самостоятельная тема. Заявление нового тезисного периода развития человечества — выбор дороги в не только для России, но и всего мира. Наступающее время должно вытащить подходящую незатасканную тему. Предположительно, такой темой может и должно стать становление счастия. Человечество, как никогда, стало к счастию приближаться по сравнению с прежними историческими эпохами. Неопровержимым фактом заявленному является тенденция снижения и приближения уровня жизни Европы и США к уровням жизни государств Азии, Африки и Латинской Америки. Понимания счастия переводим в политическую категорию. Именно с этим лозунгом рекомендуется кандидату в президенты идти на очередные выборы. Тот, кто сформулирует новый лозунг устремлений человечества и будет этими устремлениями управлять, как внутри страны, так и в международной политике.

Провозгласив новый тезис, Путин, как кандидат в президенты, или его оппонент — будут иметь в первую очередь моральную возможность разобраться как выбраться из сложившегося коллапса внутри страны, используя новую платформу политики, но понятную всем. (Разговор о конкретном выражении понятий счастия не входит в цели представленной работы, здесь текст только о необходимости таких путей. Разрешения этих потребностей рассмотрены в других работах). Такая возможность реализации комплекса мероприятий под названием «становления счастия», есть возможность — сложившийся в коллапс миропорядок — распутать! Разрешения имеющихся противоречий подведут к конкретным поступкам по становлению счастия. Пойдёт ли Россия по этому пути – увидим скоро, в предвыборных программах претендентов.

Иллюзии строить не стоит. В покое Россию не оставят никогда. Внутренними проблемами страны являются: отсутствие в современной конституции идеологии и продолжении этого отсутствия, хозяйственном бездействие (функционирование или пульсация экономики и развитие хозяйства не есть разные термины одного понятия). Без идеологии государство жить и развиваться не может. Уникально другое: заявленный тезис по становлению счастия не входит в конфронтацию с действующей конституцией страны (позиции становления счастия не станут нарушать действующую конституцию, а во всех смыслах удачно для страны её дополнят и разовьют).

«В пику нам», политический период становление счастия, Запад, непременно переформатирует, по знакомой методологии, в «игру» по «становлению счастия». У России свой путь, но влияние Запада всегда «цепляет» поступательное развитие внутри страны из-за того, что природа поступков развития и «развития» у нас и у них разные.

Предположительно, будущая идеологическая борьба, как внутренняя так и внешняя, как и прежде, будет выражаться полярными проявлениями: от позиции становления счастия, к её противопоставлению-противовесу – позиции «игры» в «становление счастия» (то есть лжи и вранья на тему счастия). Истоки нового тезисного периода имеют русское происхождение, есть основание считать, что имеющийся гандикап впервые даст России историческое преимущество в идеологической борьбе над запутыванием в политических «играх», методология которых так хорошо разработана западными политтехнологами.

Мы живём во время знакового события, «послеприходия» в Белый дом Трампа — завершившего период «игр» в «демократию» там у них. Завершая старое, следует начинать новое. Со стороны выглядит забавным – они там не знают, что делать с глобальным будущим. Предположительно итоги выборов президента в 2018 году завершат период «игр» в «демократию» у нас. Во что будет играть Россия и «играть» европейская, а надо понимать и мировая политика дальше – должно быть выдвинуто до 2018 года и непременно от нас. Следует использовать и развить сложившуюся эволюционную ситуацию. Сегодня у России есть возможность навязать свои идеологические и следовательно геополитические правила игры Западу на долгие годы вперёд. Не исключено, что ожидаемый резонансный социальный эффект будет не слабее чем, пока не можем твёрдо заявить какая, февральская или Октябрьская революция. Подтверждением сказанному является повторение всеобщего мирового кризиса, как и сто лет назад.

Многовековая российская идеология, развивая идею всеобщего счастия, а только у нас такой исторический опыт имеется и этот опыт не только беспроигрышный, но и естественный для характера русского народа — поведёт народ за собой и народ пойдёт, как не раз уже бывало (это всё та же, только ранее никогда публично не заявлявшаяся, не проговоренная словами, национальная идея). Такое развитие понятия счастия должно стать идеологической и политической платформой развития российской государственности.

Как реакция со стороны Запада, но как всегда глотками наших горе-соотечественников, будет навязываться псевдо идея, дискредитация идеи счастия. Политическим оружием, между многовековой идеологией России и психологией противоборствующей стороны – Запада, станут понимания важностей коллективного (общего) счастия и — индивидуального (личного) счастия. У нас (русских): эти понимания будут дополнять друг друга, к чему и следует стремиться. У них: обязательное столкновение общего и личного счастия между собой – это их способ зарабатывания политических активов. С учётом того, что идеологически, мы (Россия) раньше начали разрабатывать теорию счастия, как теорию жизни народа и государства, занимая изначальные позиции, наступательно, мы Запад уже опережаем. При новой «игре» за «становление счастия» против нас — в отличии от прежних «игр» против нас (сначала «за соблюдение прав на престол», а потом «игр» в «демократию») — с нашей стороны станет не постепенное и дозированное раскрытие граней этих «игр», как было раньше, а изначальная и полная осведомлённость в раскладе идеологии счастия и контридеологии-психологии «игр» по «становлению счастия». Тем не менее, видоизменённая угроза переворотов сохранится, эту психологию наперёд следует отслеживать, чтобы пресекать. Природа переворотов – низменные, греховные инстинкты людей, которые следует подставить под внимание церкви – нечего им отсиживаться «за алтарной преградой». Наблюдение церковью за природой переворотов (природой греха) только сильнее скрепит её с народом.

Вернёмся к сравнению прежних политических равновесий внутри России и новому наступающему равновесию. Как и чем будут проявлены конкретные противовесы нового равновесия? На одной чаше весов, как всегда, те обстоятельства, которые будут моментально устаревать, вечно запаздывать и естественно запутывать, после произнесения слов по анализу текущей действительности. На другой стороне: формулировка нового тезисного этапа развития человечества. Временной диапазон действия перспективного тезисного этапа — порядка полутораста лет. После разъяснения и опубликования новой тезисной формулировки, довольно скоро ориентация населения начнёт склоняться к новому направлению политики. Оппоненты с противоположным мнением, как-то незаметно присвоят себе первенство выражения этих новых взглядов, чтобы не потерять место в политической борьбе, путём организации «игр» по «становлению счастия». Через эволюцию дискуссии о равновесии подойдём к цели!

ПОСЛЕСЛОВИЕ.
Для раскрытия и понимания интриг, в тексте, приходилось постоянно прибегать к помощи скобок и кавычек, без которых не получилось бы выразить природу переворотов. Скобки, кавычки, а также курсив – литературные приёмы выражения скрытых, дополнительных, неявных мыслей – они используются там, где присутствует подковёрность, «второе дно», неискренность или наоборот — акцент. Когда же всё понятно, когда разговор идёт о правде, и скрывать нечего – текст простой, чистый – там революция. Революцию «между строк» не читают. Октябрьская революция – блестящая акция по смене отжившей власти, исповедующей неясности и психологии переворотов. По революции народ тоскует до сих пор. Тоскует без кавычек и скобок.

Читатель, не кому-то, задай вопрос себе и ответь: какое название дать событиям Октября 1917 года – переворот или революция, а также измерь свои ожидания к предстоящим выборам президента?

6 апреля (канун Благовещенья) 2017 года.
Вячеслав Гузиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>